Рубрики
Новости Украины

Для атомщиков Ровенской АЭС психологически тяжело, когда останавливают турбины

Накануне 47-й годовщины от начала строительства Ровенской АЭС генеральный директор предприятия Павел Павлишин ответил на основные вопросы, которые сегодня беспокоят персонал электростанции.

Накануне 47-й годовщины от начала строительства Ровенской АЭС генеральный директор предприятия Павел ПАВЛИШИН (на снимке) ответил на основные вопросы, которые сегодня беспокоят персонал электростанции, основной мыслью которого является то, что «важно работать единой командой, поддерживать друг друга».

— 25 мая — день рождения РАЭС. Сегодня атомная станция является не только крупнейшим энергетическим предприятием региона, но и местным наибольшим работодателем и плательщиком налогов. От РАЭС практически зависит жизнь всего ее города-спутника. Каким вы видите дальнейшее развитие электростанции и от каких факторов это будет зависеть?

— Хочу поздравить персонал с днем рождения РАЭС. Главное, чтобы коллектив и оборудование работали надежно и безопасно. Говоря о дальнейшем развитии, к сожалению, сегодня это зависит от многих факторов. Сейчас мы наблюдаем, как в нашей стране и в мире меняются приоритеты, технологии, подходы, жизнь дает новые испытания в виде пандемии коронавирус, и мы не можем жить в стороне, нас это тоже затрагивает. Думаю, что РАЭС и ее развитие сильно зависеть от той концепции, которую сегодня разработает и примет Міненергодовкілля. Нам нужно переформировать подход, но каким он будет — над этим нужно еще долго работать.

Мы уже работаем над тем, чтобы продлить срок эксплуатации энергоблоков №1, №2, №3 еще на 10 лет. Если говорить о новом строительстве, то это направление, безусловно, будет зависеть от концепции развития энергетики страны в целом. Или это будут малые модульные реакторы, или новый энергоблок на 1000-1200 МВт — будет зависеть от потребностей государства, от того, как будет меняться конфигурация, в том числе возобновляемые источники энергетики.

Но, хотелось бы верить, что мы будем строить новые мощности. Потому что база атомной энергетики — экологически чистого, надежного, безопасного и дешевого производства электроэнергии должно быть в Украине.

— По вашему мнению, учитывая нынешнюю ситуацию в энергетическом секторе страны, чем грозят персонала РАЭС и самому предприятию балансовые ограничения и уменьшения мощностей энергоблоков? Повлияет ли это на финансовое положение предприятия и оплату труда персонала?

— То, что мы можем производить электроэнергию, но не производим, безусловно, является психологически и морально сложным для коллектива. Оборудование, которое не эксплуатируется, потом довольно трудно подключать и эксплуатировать. Это как на примере машины, которая простояла с десяток лет, а потом не заводится — аналогия с атомными блоками. В части безопасности это никаким образом не влияет и не повлияет. Наоборот, все просчитано, и атомные энергоблоки могут работать как на пониженной, так и на полной мощности, также могут быть отключенными от сети в зависимости от команды диспетчера. Но мы должны понимать, что в состоянии простоя энергоблок с ядерным реактором все равно функционирует, на него нужно тратить средства, его нужно ремонтировать и эксплуатировать. Следовательно, мы несем затраты и ничего не производим.

Если говорить о снижении мощности, то существует проблема большего износ турбинного оборудования, эрозионного износа. Однако мы и раньше много времени работали на таких уровнях мощности, поэтому мы не видим здесь больших вопросов. Считаю, нам лучше работать на пониженной мощности, чем вообще отключать энергоблоки от сети.

К сожалению, сегодня есть решение по выводу нескольких атомных энергоблоков страны в резерв, потому с 22 мая мы вывели в резерв энергоблок №3 РАЭС. В настоящее время энергоблок №1 РАЭС находится в резерве в связи с балансовым ограничением. В части финансового плана является понятным, что если предприятие производит меньше продукции, соответственно и зарабатывает значительно меньше средств. Слава, пока что у нас нет проблемных вопросов в части выплаты заработной платы работникам, поэтому волноваться сейчас не нужно.

— В НАЭК «Энергоатом» заявляют о создании дата-центров вблизи атомных станций, в том числе рядом Ровенской АЭС. Видите ли вы в этом перспективы?

— Сегодня нам нужно говорить о энергоемкие мощности у АЭС, которые бы покупали у нас электроэнергию для своего производства. Поскольку в течение летнего периода текущего года мы прогнозируем большой профицит атомной электроэнергии, на следующий год нам было бы выгодно этот профицит продавать.

Был принят проект «Энергомост», и сегодня продолжается объединения наших энергосистем в европейскую, однако стране на это нужно еще несколько лет, чтобы изменить действующее законодательство для выхода на европейский рынок. Поэтому, считаю, любой шаг или проект, направленный на то, чтобы у нас покупали электроэнергию, только положительным. Нет значения, это дата-центры, или еще что-то подобное. Пилотным в этом направлении в стране является Запорожская АЭС, были также переговоры с потенциальными подрядчиками в части возможности строительства таких мощностей возле Ровенской АЭС.

Эти проекты достаточно сложные, ведь, кроме реализации технической части, требуют определенных изменений в законодательстве. Если в комплексе все это будет сделано и поддержано государством и правительством, считаю, для нас это абсолютно приемлемым. Понятно, что нам лучше работать на 100% мощности, чем простаивать и ничего не делать.

— Как карантин повлиял на работу РАЭС, в частности, в поставках оборудования, оказании услуг подрядными организациями, проведении ремонтов?

— Многие компании, с которыми мы имеем заключенные контракты или только планируем заключить, на время карантина приостановили деятельность, выполнение своих обязательств восстановится только через некоторое время после нормализации жизни в стране. Пока что это некритичные позиции, и этот год мы пройдем спокойно. Но если эти процессы затянутся, то некоторые риски все же появятся.

Следует также учесть, что сейчас мы тратим немалые средства на закупку СИЗ для персонала, тестов, профилактические мероприятия, в частности на изоляцию оперативного персонала — размещение в гостинице, питание. Это дополнение к нашему финансовой нагрузки.

Кроме того, режим работы нашего предприятия ощутимо изменился — это касается определенных видов деятельности, таких как обучение персонала, поддержание квалификации, обходы рабочих мест, в том числе выполнение работ подрядными организациями, ведь мы ограничили проход на промплощадку привлеченных работников. Определенное время это все оправдано и не скажется на производстве. В случае же затягивания процесса, это непременно отрицательно повлияет на работу коллектива.

Надо учесть и тот факт, что часть персонала работает удаленно, а это не является эффективным и приемлемым ни для работников, ни для предприятия. Мы не принимаем делегации, отменены командировки. Сейчас выполняем только текущую работу и, несмотря на карантин, мы работаем достаточно стабильно.

Подготовила Юлия КУЛАЕВА.

Фото предоставлено автором.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *